«Терять душевность ни в коем случае нельзя»: акушер Тюркан Шахгулиева о сложностях работы и самых частых вопросах пациенток

Фото со страницы героини в социальных сетях Тюркан Шахгулиева уже десять лет помогает появляться на свет малышам в акушерском стационаре горбольницы №6 на Карла Маркса.

Фото со страницы героини в социальных сетях

Тюркан Шахгулиева уже десять лет помогает появляться на свет малышам в акушерском стационаре горбольницы №6 на Карла Маркса. Многие ростовчанки хотят рожать именно у нее: в 2021-м и 2023-м врач стала победительницей народной премии ПроДокторов в номинации «Лучший акушер» по мнению пациентов. 

«Блокнот Ростов» расспросил Тюркан Шахиновну о том, что в работе для нее самое тяжелое, как готовиться к беременности и как она сама выбирала акушеров, у которых будет рожать.


Как вы выбрали профессию, были ли сомнения? Вы из медицинской династии?

Врачом был мой прадедушка, есть еще медики в семье, но родители — не врачи. Вопрос выбора профессии у нас с братом не стоял: с детства были уверены, что оба будем врачами. В старших классах я выбирала между факультетом стоматологии и лечебно-профилактическим. И за несколько месяцев до поступления посоветовалась с родителями, мы решили не ограничивать выбор профессии в будущем стоматологией. С акушерством жизнь связала меня, когда начались курации на четвертом курсе. Я очень благодарна преподавателям первой кафедры акушерства и гинекологии нашего университета. Весь профессорский состав очень вовлеченно и доступно излагал материал, рассказывал о профессии, о клинических случаях. Это подкупило, я начала ходить на дежурства. В то время ничего особо не разрешали делать: в основном мы крутили бинтики, где-то подсматривали, стояли на родах, на операциях. Но постепенно вовлекались в акушерскую работу.


Маленькая Тюркан с братом Акшином, который стал травматологом-ортопедом

Помните, как впервые присутствовали при родах? Какие впечатления тогда были и сколько лет уже тому малышу?

Первые роды я увидела как раз в качестве студента. С согласия роженицы пускали два-три студента, чтобы мы могли изучить процесс родов. Причем первый период мы не наблюдали за пациентом, а уже непосредственно потуги. И, конечно, это буря эмоций, которая была в тот момент. С одной стороны, мы были на стороне доктора, который старался поддержать пациента, внушить, что нужно работать, стараться и тужиться, тут же было жалко роженицу, потому что она была не обезболена. Вот эта эмоция от боли, от того, что она устала, сил нет, и вдруг такая радость, когда ребеночек родился. Конечно, мы все стояли со слезами на глазах и немножко пытались подбодрить роженицу, это оставило отпечаток. А тот ребенок, думаю, уже готовится к поступлению в вуз.

Что для вас самое тяжелое в работе?

Самое тяжелое в работе — это, наверное, выбор метода родоразрешения в пользу операции или применения вакуум-экстракции. Когда все вроде бы идет хорошо, но в какой-то момент в родах случается осложнение акушерской ситуации. И мы должны объяснить пациенту, что тот идеальный план, которого мы придерживались, на данный момент невозможен. Какие-то пациенты воспринимают эту информацию спокойно, они понимают, что нужно доверять врачу. Кто-то воспринимает с недоверием, пытается уговаривать: а давайте еще подождем. Я вижу, что человеку хочется реализовать первоначальный план. И правильно подобрать ключики к сердцу пациента, объяснить доступно бывает сложно.

Сложно бывает принимать роды у тех, кто не заинтересован в ребенке. К сожалению, бывают такие ситуации, когда женщина не готова быть мамой, не готова оставить ребенка. Сложно в этом участвовать. Сложно, когда мама всегда ставит себя на первое место, не хочет думать о малыше. К сожалению, в последние годы бывают и такие ситуации.

Была ситуация, когда поступила пациентка с несколькими попытками ЭКО, полностью обследованная и пролеченная, с антенатальной гибелью плода. Мы подготовили родовые пути, у нее начались роды, и она заранее знала, что ребенка нет. И параллельно поступила по скорой другая пациентка, которая в этот момент употребляла спиртные напитки. Третьи роды, третий отказной малыш. И я металась между ними, морально это было очень тяжело. Первая плачет, потому что ей этот малыш был очень нужен, она настрадалась за все ЭКО, за время ожидания, и уже совсем чуть-чуть оставалось до доношенного срока… Рассказываю — и до сих пор мурашки по коже. И тут же рожает вторая пациентка, которая сразу сказала, что этот ребенок ей не нужен, что не собирается прикладывать его к груди.

Думаю, обязательно нужно сказать и о самом приятном в вашей непростой профессии.

А самое приятное — это, наверное, те же эмоции от родов, когда пройдя всю беременность вместе, все моменты с угрозами, болезнями, получаем новорожденного на руки, слышим первый крик, прикладываем к груди, это счастье, наверное, не передать. И слова благодарности родителей. Сейчас же много и партнерских родов, когда присутствуют либо мама роженицы, либо супруг.

В моем понимании, акушерство — специальность, в которой терять душевность ни в коем случае нельзя. И очень тяжело сохранить себя такой, какой пришла в профессию, не выгорать. Оставаться эмоционально стабильной: сочувствовать пациенту, но где-то оставаться холодной, где-то, наоборот, поучаствовать. Это тонкая грань, и я этому еще учусь и учусь. Но видя то доверие, которое мне оказывают пациенты, то количество беременных, которые ко мне обращаются, думаю, что у меня получается.


Тюркан Шахиновна во время дежурства. Фото из соцсетей героини

Можете назвать примерную цифру, сколько новорожденных появились на свет при вашем участии?

Каждые три-четыре года мы ведем статистику для того, чтобы подавать документы, писать работу на категорию, так что примерную цифру сказать можно: более полутора, может, около двух тысяч деток уже.

Меня всегда удивляли случаи, когда женщины вплоть до родов не понимают, что беременны. Вы с таким сталкивались?

Да, неоднократно. И был такой нелепый случай: во время ночного дежурства привезли девушку с преждевременными родами на сроке около 30 недель. Пациентка на учете не стояла, УЗИ не делала, потому что считала вредными. Стали обследовать, и выяснилось, что никакой беременности не было. Девушка решила, что ждет ребенка, из-за задержки менструаций, даже тестов никаких не делала. А небольшой живот у нее был из-за лишнего веса.

Что бы вы посоветовали женщинам, которые планируют беременность в ближайшее время? 

Пациентам, у которых не отягощенный анамнез, у которых не было замерших беременностей, каких-то оперативных вмешательств, достаточно будет обратиться к гинекологу, пройти УЗИ органов малого таза, провериться вместе с партнером на инфекции, восполнить дефициты (витаминов и микроэлементов — прим. «Блокнот Ростов»). И у них все должно получаться без нашего вмешательства. В акушерстве любят наблюдение со стороны и оказание помощи только в том случае, если она действительно нужна. 

Тем парам, которые, к большому сожалению, претерпевали неудачи на этапе планирования или беременности, если она срывалась на определенных сроках, если была антенатальная гибель деток — тогда нужно более глубокое наблюдение, возможно, консультации смежных специалистов: гематологов, терапевтов и так далее. То есть причину надо искать не только в гинекологии, но и полностью обследоваться. 


Премия говорит о высокой оценке от благодарных пациентов. Фото автора

Что-то изменилось в практике ведения беременностей и родовспоможения за те годы, что вы работаете? Может, появилось новое оборудование или новые рекомендации?

Меняется, конечно, все: схемы применения препаратов, техника, условия. Условия сейчас в разы лучше, чем были десять лет назад. Медицина не стоит на месте: например, акушерские щипцы заменил вакуум-экстрактор. Изменились техники подготовки родовых путей при перехаживании беременности.

Также меняются и наши подопечные. Лет 10 назад можно было пациентам по полочкам разложить, как будем действовать, и даже вопросов никаких не возникало. Нужно кесарево — будет кесарево, нужно естественные — будем бороться. 

А сейчас очень много просвещенности, причем источники информации у наших беременных самые разные. Не всегда это те же клинические протоколы, которыми руководствуемся мы. Иногда это популярные блогеры, какие-то знаменитости, которые рожают дома. Звезды подают пример многомиллионной аудитории, как проживали беременность и рожали, а люди хотят испытать то же на себе.

Можно ли назвать топ-5 вопросов, с которыми приходят беременные?

Первый: даем ли отпульсировать пуповине? Иногда просят и полчаса, и час. 

Второй вопрос — судьба плаценты. Иногда спрашивают, можно ли забрать послед домой, или интересуются, что мы будем с ним делать. Мы обычно отшучиваемся, а люди всерьез опасаются, что плацентой можно как-то не по назначению воспользоваться. Сейчас модно капсулирование, использование плаценты в виде БАДов…

Третья волнующая всех тема — грудное вскармливание. Спрашивают, есть ли у нас специалист по ГВ, помогаем ли прикладывать, прикладываем ли сразу в родзале. Конечно, прикладываем, если нет каких-то противопоказаний или если не нужна экстренная помощь ребенку. Если неонатолог работает с новорожденным, первое прикладывание к груди случится позднее.

Четвертый вопрос — партнерские роды. За последние годы их число увеличилось. Возможно, это связано с тем, что мужья после родов делятся с друзьями опытом, говорят, что им понравилось. Обычно у нас практикуются «интеллигентные партнерские роды»: супруг присутствует во время схваток, а на период потуг мы разрешаем ему отдохнуть. Эмоционально не каждый мужчина сможет стоять рядом в такой момент, главное — чтобы в обморок никто не упал.

Единственное условие — перед партнерскими родами мужья должны пройти небольшие обследования, чтобы мы могли пустить их в родзал.

И еще один частый вопрос — можно ли взять сервисную палату, чтобы лежать там одной с большим комфортом.

У вас двое детей. Расскажите, пожалуйста, чем вы руководствовались как профессионал, когда выбирали человека, который будет принимать роды у вас.

Я скажу не как доктор, но первым, самым главным пунктиком было доверие. Доверие не как к врачу: у нас в стране очень много грамотных, маститых докторов, много профессуры, кому можно доверять в плане лечения. А я искала доверия скорее материнского, чтобы было тепло, чтобы рядом был человек, который мне в спокойном формате объяснит, как действовать, и я без паники буду полностью отдаваться процессу, знать, что человек свой. Этим я руководствовалась, и в обоих случаях все обошлось, роды прошли прекрасно, только положительные впечатления.


В юности Тюркан занималась музыкой. Фото из архива героини

Остается ли у вас время на себя, на какие-то хобби? Как восстанавливаете силы после непростых дежурств?

Знаете, в детстве у меня было много занятий: я окончила и музыкальную школу, и в клуб гайдаровец ходила, из оригами лепила, и акробатикой занималась, танцами и плаванием занималась параллельно с учебой. Не знаю, как, но все успевали. А когда я выросла и стала работать, лучшим видом отдыха стал сон, как бы это парадоксально ни звучало. 

Сон, время с детьми, встречи с друзьями — самое приятное, чем я могу себя побаловать после работы. Иногда могу посетить фитнес-зал, сходить в бассейн, но это не на постоянной основе. График работы акушера-гинеколога — нечеткий и постоянно меняется, совместить все немного сложно.

Оксана Петина

Последние новости

Кардиолог Войнова предупредила об опасности холодного душа в жару

Похоже, этим летом на юге России будут побиты новые температурные рекорды.

Ученые назвали продукт, который надолго снижает давление

Ростовская область, 11 июля 2024. DON24.RU. Есть шпинат людям, страдающим гипертонией, советует портал «ИноСМИ» со ссылкой на колумбийское издание Semana.com.

Депутаты Азовского районного Собрания утвердили новые параметры бюджета.

Расходная часть консолидированного бюджета Азовского района увеличилась почти до 4,3 миллиардов рублей.

Card image

В современном мире бизнеса успешность компании напрямую зависит от эффективности работы отдела продаж

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *